Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Dirkschneider



В России мы чувствуем себя звездами, как The Beatles



Prologue
Это интервью с "обычным" для России (а вернее сказать, почти родным для России) артистом оказалoсь весьма необычным. Далекие от желания поставить очередную галочку, сделав "еще одно интервью" во время приезда группы в Россию в октябре этого года, мы решили "копнуть поглубже" старого друга и соратника Удо Диркшнайдера, басиста Фитти Вейнхольда, а также получше познакомиться с новым гитаристом, американо-бразильцем Биллом Хадсоном. Поиск новых ощущений удался на все сто! Фитти оказался намного более разговорчивым дядькой, чем сам Удо, и его рассказы, думаем, удивят даже самых посвященных поклонников U.D.O. и Accept. А Билл Хадсон - все еще темная лошадка для России, хотя кто-то уже успел увидеть его весной в составе I'm Morbid. Интриги добавило то, что с Фитти мы говорили на английском, а с Биллом беседа шла на его родном португальском (и никто в гримерке нас не понимал!), так что мы спокойно могли пройтись по "острым" вопросам.
Добро пожаловать в Москву вновь, Фитти! Который раз ты уже приезжаешь в Россию?

FW: Ох, не знаю… Сбился со счета!

Испытываешь ли какие-то особенные чувства, приезжая к нам, или за столь продолжительное время российские концерты стали обычной рутиной, ничем не отличающейся от других шоу?

FW: Разумеется, Россия всегда стоит особняком для меня - вообще-то несколько лет назад мы с женой усыновили двоих детей из Новосибирска, которые живут сейчас с нами на Ибице.

Вот это да! Мои поздравления и счастья вашей семье!

FW: Спасибо большое, для меня действительно с Россией связаны самые прекрасные воспоминания.

Что послужило причиной появления проекта Dirkschneider?

FW: Вообще, первоначально мы планировали сыграть три-четыре шоу в небольших клубах, включив в сет-лист исключительно песни Accept. Понимаешь, мы каждый год ездим в турне с U.D.O. и практически каждый год записываем новый альбом. Конечно, мы любим играть эту музыку, но в какой-то момент мы осознали, что такой график - это чересч
ур. Кроме того, нас постоянно просят сыграть очень много песен из разных периодов Accept, но мы не можем включить все эти вещи в сет-лист наряду с песнями U.D.O., поскольку мы уже достаточно немолодые люди, чтобы играть концерты по четыре часа, ха-ха! Так что причина возникновения Dirkschneider, как самостоятельного проекта, состояла в том, чтобы удовлетворить многочисленные запросы фэнов и сделать передышку от нашей основной группы. Но мы никак не предполагали, что интерес к Dirkschneider будет настолько большим - мы отыграли европейский тур, затем нас пригласили на фестивали, и нам пришлось сделать вторую часть тура, в том числе по Северной Америке.

В прошлом году увидел свет концертный альбом Dirkschneider "Back To The Roots", спустя год вы вновь выпускаете концертный релиз, правда, теперь уже с "живым" DVD - "Back To The Roots - Accepted". Вообще-то, концертные альбомы всегда продавались не самым лучшим образом, почему же вы решили выпустить два концертника подряд?

FW: Дело в том, что первоначально мы планировали записать DVD и выпустить его вместе с первым релизом, как мы обычно и делаем, когда выпускаем концертные альбомы U.D.O. Но в этот раз нам помешала техническая ошибка во время записи видеоряда концерта, поэтому пришлось записать на DVD другое шоу и выпустить его позднее.

Для нынешней части тура Dirkschneider
вы кардинально изменили сет-лист концертов. На самом деле, это просто здорово, что публика наконец-то сможет услышать так много песен с таких альбомов, как "Objection Overruled" или "Russian Roulette". Кому же пришла в голову эта прекрасная идея?


FW: Да, получилось действительно неплохо. Вообще, сет-лист всегда составляет Удо, точнее это выглядит так: он всегда приносит список песен, которые бы он хотел сыграть в туре. Однако "хотел бы сыграть Удо", и "сможет ли сыграть группа", а также "хотят ли фэны это услышать" - это далеко не одно и то же, ха-ха! В этот раз Удо объявился с трек-листом, состоявшим из 30-ти песен, которые ни разу не игрались нами, или игрались считанные разы, но в процессе совместного обсуждения мы остановились на 24-х композициях. Затем начались репетиции, в процессе которых стало понятно, что еще несколько вещей придется вычеркнуть из списка. Кроме того, мы не стали включать в сет совсем старый материал, вроде "Lady Lou" и тому подобное.



Ты являешься участником группы U.D.O. уже очень продолжительное время, а правда ли, что с самим Удо вы знакомы еще с 80-х?

FW: Да, это так, мы знаем друг друга с во
семьдесят какого-то года… (в этот момент Фитти обращается к Удо, сидящему в другом конце гримерки по-немецки: "Ты не помнишь, в каком году мы познакомились? - Дай подумать… Похоже, в конце семидесятых. - Да ладно? - Да, точно, в 78-м!")

В общем, сорок лет тому назад, когда мне был всего год от роду, ха-ха!

FW: Ну, вот, видишь, какие мы старые, ха-ха!

Фитти, вспоминая былые годы, ты ведь играл в группе Bullet? Ты в курсе, чем сейчас занимаются твои бывшие коллеги?

FW: Да, в курсе. Почти все они на небесах.

Ох, извини, не ожидал…

FW: Ну, это жизнь. Наш бывший вокалист Клаус жив-здоров, мы с ним недавно общались через Фейсбук, а вот барабанщик Майк Лихтенберг и гитарист Пол Псилиас, увы, скончались.

А как же Юрген Граф, который был также и гитаристом в U.D.O. в конце 90-х?

FW: Ах, да, как я мог забыть про Юргена! С ним все отлично, он мой сосед на Ибице, у нас прекрасные отношения, поскольку мы знаем друг друга очень-очень давно. Он играет в кавер-группе, по-моему, даже со своим сыном. В общем, он счастлив и у него все в порядке.

Фитти, ты басист U.D.O. последние двадцать лет…

FW
:
21 год, если быть точным.

…и за это время у тебя был опыт работы с несколькими очень профессиональными барабанщиками в составе группы. Сейчас ударником у вас является Свен, сын Удо. Каковы твои, если так можно выразиться, предпочтения, как басиста в игре барабанщика, и кто являются твоими любимыми ударниками, как в U.D.O., так и в целом?

FW: Если говорить об ударниках, которые нравились мне в детстве или юности, то их имена тебе ничего не скажут, поскольку они играли совсем другую музыку и не были столь известными. То, что сейчас с нами играет Свен, очень необычно и интересно одновременно. Вообще, я помню этого мальчугана, когда он был ростом с мою собаку и каждый раз, когда он появлялся на концертах, он доставал всех своими расспросами! Я очень любил проводить с ним время, и вот однажды ему подарили на Рождество какую-то игрушечную гитару и Свен попросил ее настроить (передразнивает Свена детским голосом: "Ну настрой мне гитару, а?"). Но я не смог - это был ненастоящий инструмент, и сказал ему: "Не занимайся ерундой, вот тебе барабанные палочки - садись за барабаны!" И затем начался сущий кошмар, ха-ха! И вот теперь этот мальчуган сидит за моей спиной каждый концерт, и мне сложно передать словами все чувства, которые я испытываю… Я думаю, для Удо это был правильный шаг, поскольку Свен очень хороший барабанщик, у него была хорошая школа, и он зд
орово знает весь материал - он вырос с этими песнями. Но меня до сих пор переполняют эмоции, когда я выхожу с ним на одну сцену.

Ок, вернемся к твоему основному инструменту - бас-гитаре. У тебя было соглашение с ERG? Как ты познакомился с этой компанией?

FW: Меня познакомил Андрей, наш гитарист, он был эндорсером ERG, они сделали несколько бас-гитар для меня, это очень хорошие инструменты. Но потом мы потеряли контакт и я, честно говоря, не уверен, существуют ли ERG как фирма до сих пор.

Вообще-то у тебя было много разных марок и моделей гитар, от Rickenbacker до Music Man Stingray.

FW: Да, я начинал с Kramer - ты еще помнишь такую марку? Но гитара была такой тяжелой, что я чуть шею не сломал! Затем я перепробовал массу инструментов, от Fender до Music Man.

А у тебя есть какие-то предпочтения в плане брендов?

FW: По правде говоря, меня устраивает все, что может производить необходимый шум, ха-ха! Я всегда понимал, что мне не стать "Вивальди бас-гитары". На самом деле, для меня важно, чтобы инструмент был продолжением меня самого - не был чересчур громоздким, или слишком тяжелым. У меня есть кое-какие требования при изготовлении бас-гитары - у меня небольшая рука и короткие пальцы, так что гриф не д
олжен быть слишком толстым, и сам инструмент я предпочитаю определенного размера. Удобство - первый и самый главный для меня фактор. Сейчас я играю на басу, изготовленном для меня в единственном экземпляре итальянским мастером, скоро он сделает еще одну гитару для меня на заказ.

Вернемся от Dirkschneider к U.D.O. В одном из интервью сам Удо упоминал, что ведется работа над новым альбомом и он запланирован к релизу в 2018 году. Поскольку вы сейчас стали интернациональной группой, каким образом вы работаете над сочинением материала? Вначале обмениваетесь идеями онлайн или просто встречаетесь все вместе в студии и начинаете играть?

FW: Теперь все гораздо проще, нежели раньше. У всех есть домашние студии - у меня самого на Ибице есть такая студия, где я могу записывать все сам. Мы просто пересылаем друг другу файлы, обмениваемся своими задумками, причем всегда это коллективная работа, никто не может сказать "я сделаю все сам, я знаю лучше всех, как". Но, понятно, что Удо контролирует всю работу, т.е. материал, не слишком подходящий для концепции альбома или вообще концепции U.D.O., в конечном итоге отсеивается. Затем, когда все утверждено, мы встречаемся в студии и играем то, что было разучено и подготовлено дома.

И после выхода альбома в будущем году вы вновь приедете в Россию с туром, не так ли?

FW: Ну, а как еще, ха-ха!

И все-таки, это действительно последний тур, когда вы исполняете песни Accept c Dirkschneider? Никто же не верит…

FW: Как это может быть последним туром, если сам Удо еще жив, ха-ха? Конечно, затем мы вновь будем выступать как группа U.D.O. Но, сам понимаешь, никогда не говори никогда…

Билл, мне кажется, что ты в первый раз в России в составе DIRKSCHNEIDER, но уже не в первый раз в своей жизни…

BH: В мае этого года я уже был в Москве вместе с I’m Morbid, мы выступали в клубе Volta, так что сейчас я здесь уже второй раз. Мне очень тут нравится! Тут одно из самых прекрасных мест в мире! Вот что первым делом приходит мне в голову при мысли о России. Москва очень напоминает мне родной Сан-Паулу, но она красивее и чище. Обожаю российскую публику. Здесь мы чувствуем себя как… The Beatles, то есть настоящими звездами, кругом фэны, это реально круто! В прошлый раз было весело, и меня просто распирают чувства перед выходом на сцену.

А как все прошло накануне в Санкт-Петербурге?

BH: Было просто отлично! Кстати зал был реально меньше московского. А публика принимала отлично. То же самое было перед этим на Украине. Турне проходит великолепно. Для меня лично это абсолютно новый опыт - в
ыступать с шоу такого уровня в этой части света. Даже если я раньше и выступал в тех же городах с другими группами, это были куда меньшие залы.

Если не ошибаюсь, что будучи уроженцем Сан-Паулу, ты сейчас живешь в США? Сколько времени ты уже там?

BH: Да, совершенно верно. В Штатах я живу уже 12 лет. Я переехал туда в 2005 году. Десять лет я прожил в Лос-Анджелесе, а теперь я обитаю в Орландо во Флориде.

Как ты вошел в состав группы Удо Диркшнайдера? Не так часто бывает, чтобы гитарист из США присоединился к европейской команде…

BH: На самом деле, это результат совпадения сразу нескольких факторов. Кода они расстались со своим предыдущим гитаристом, многие из нашей сферы стали говорить, что мне нужно связаться с этой группой. Но я там никого не знал. Даже мой друг Bas Maas, гитарист DORO, пытался соединить меня с каким-то другом группы, я написал сообщение, прислал видео, и получил ответ: «ты вообще кто такой, и о чем речь?». Потом одна моя американская подруга Kendra Jackson как-то упомянула, что знает группу очень хорошо, и помогла мне законтачиться с Frank Soupfle, нашим менеджером… Оказалось, что пока я ищу их контакты, в то же самое время они тоже обратили на меня внимание! Многие меня рекомендовали Удо. Конечно, у них были сомнения: я живу в Штатах, они в Германии – логистика
не самая простая. Но я сказал: какие проблемы, вы как скажете, так и я здесь. И вот через два дня после разговора с Фрэнком я уже был в Германии.

Группы, в которых ты играешь, придерживаются очень разных стилей. Например, у Dirkschneider и Savatage совершенно разная музыка…

BH: На самом деле, это не совсем так. Если покопаться в Ютюбе, то можно найти, как Savatage играют песню Accept “Son of a Bitch”. Сам я до этого не играл эти песни, но они мне всегда очень нравились. Я очень люблю немецкие группы, на которые Accept оказали влияние: Helloween, Gamma Ray. Для меня как для гитариста оказалось очень естественно работать с Dirkschneider: даже если я раньше и не разучивал эти вещи, для меня многое в самих рифах, в манере игры оказалось очень знакомым! Но на самом деле для меня вопрос стиля не имеет большого значения. Любая рок-группа это для меня ноты, ритмы, все одинаково интересно.

А ты очень хорошо знаком с дискографией Accept, U.D.O. как слушатель?

BH: Accept – безусловно, да, а вот творчество U.D.O. я знаю не настолько хорошо.

У тебя есть какие-то любимые альбомы?

BH: Обожаю “Metal Heart” – весь альбом! “Breaker”, “Balls To The Wall”… Я вырос на этих альбомах дo “Russian Roulette”… Я не настолько хорошо зн
аю творчество 90-х годов, а его достаточно в нынешнем сет-листе, поэтому многие песни для меня новые. Но классика Accept мне знакома очень хорошо, я на ней вырос! Даже такое старенькое как “I’m a Rebel”.

А что ты можешь сказать о гитаристах Accept, кто твой любимый?

BH: Конечно, Вольф Хоффманн (ха-ха, хорошо, что мы говорим по-португальски! – дружный смех).

Ты обязан соблюдать «классическую» манеру исполнения этих треков, или ты вправе привносить что-то свое?

BH: Абсолютно! Более того, это как раз одна из вещей, которые мне рекомендовал сам Удо. Когда я начал разучивать песни, он мне повторял, что я не должен исполнять их один-в-один, что мне нужно играть в своей манере. Поэтому в том, что касается соло, я играю их скорее по-своему. А вот риффы я делаю более аутентично: у меня была возможность посидеть вместе со Штефаном Кауфманом, который на самом деле работал над многими из них, записывал их, и он показал мне много деталей. Но у меня полная свобода работать так, как я считаю нужным.

Поскольку мы говорим по-португальски, и остальные нас не понимают, можешь сказать, что ты думаешь о текущей версии Accept и работе Вольфа Хоффмана?

BH: Мне удалось посмотреть часть их выступления на Вакене, и думаю, это было велик
олепно, в первую очередь, работа Вольфа Хоффмана! Это было его шоу. Я послушал новый альбом, он очень хороший. Думаю, далеко не каждая группа смогла бы продолжить работу после потери такого «канонического» вокалиста как Удо, но им это удалось.

Насколько я понимаю, ты играешь на гитаре ESP с фиксированным бриджем и на ESP с Floyd Rose. Что ты искал в своем инструменте, чем обусловлен твой выбор, и какой вариант ты предпочитаешь, с фиксированным бриджем или машинкой?

BH: В первой части тура с прежним сет-листом у меня не было большого количества соло, я только разучивал песни, поэтому мне было удобнее играть на инструменте с фиксированным бриджем. Я исполнял «базу», Андрей соло, и машинка была не нужна. Но теперь я использую Floyd Rose, потому что сейчас я играю больше соло. Обе гитары, с которыми я езжу сейчас – с машинкой.

Как я наслышана, U.D.O. уже занят подготовкой нового альбома, и ты участвуешь в сочинении песен. Это правда?

BH: Да. На самом деле, это стало частью моего прослушивания. Они вызвали меня в свою студию в Германии, где занимались сочинением материала. Я скорее просто помогал, добавил какие-то свои идеи в композиции, потому что к тому моменту у Фитти и Андрея было уже много чего готового. Тем не менее, я попал в соавторы песен. Потом мы поработали в студии с Удо
над этими песнями, в которые вошли мои идеи, и материал для диска был практически готов.

Можешь рассказать немного о своей карьере? Это не самый очевидный путь попасть в группу Dirkschneider из Сан-Паулу через Штаты… Как ты вообще начал играть на гитаре?

BH: Когда мне было девять лет (а это было в 1992 году), я увидел по телевизору клип Gun’n Roses “November Rain” со Слэшем, который играл на гитаре соло на фоне церкви. И в тот момент я подумал, что это именно то, чем я хочу заниматься в жизни. Это одна из причин, по которой я использую модель Eclipse ESP, она выглядит очень похоже. Примерно год спустя родители купили мне гитару, и я начал учиться у гитариста, который ныне является суперзвездой, Кико Лоурейро. Это был мой первый учитель. Затем я учится у других преподавателей, например, я брал уроки у Сиднея Карвальо. Далее я поступил на музыкальный факультет. Но эти двое - основные гитаристы, которые дали мне образование. Однако в Бразилии невозможно развиваться в качестве профессионального гитариста. Там существует как бы «закрытый клуб», в члены которого практически нереально попасть. Помню, был в Бразилии один музыкальный журнал, и он принадлежал менеджменту ANGRA, и никакой другой бразильский музыкант не мог попасть на его страницы. И тогда я сказал себе: «парень, а что ты сидишь? надо валить!». И я уехал в Штаты. Познакомился там с группой Cellad
or, которая была подписана на крупный лейбл Metal Blade, и они помогли мне с рабочей визой. Так по сути началась моя профессиональная карьера, в то время как в Бразилии у меня и группы-то не было…

В 2007 году мы с Cellador играли на фестивале Prog Power, и там был вокалист Savatage Зак Стивенс. Я попросил его сфотографироваться со мной, как простой фэн, в итоге мы напились, было весело, и я в пьяном угаре заявил Заку, что если ему понадобится гитарист, то он может мне позвонить. И ОН ПОЗВОНИЛ!!! Через неделю! Это было так круто! (Смеется). Так началась моя история с Savatage. Мое первое турне в составе группы проходило вместе с Jon Oliva’s Pain, я со всеми перезнакомился, спустя несколько лет я работал и с Джоном Оливой, а уже он меня взял в Trans Siberian Orchestra. Мне очень повезло! Вот так, посидел выпил, и все сложилось… И я прекрасно отдаю себе отчет, что такое может случиться только в Америке и Европе, но не в Бразилии. Я давно знаком со всеми в Angra и Sepultura, но никаких возможностей это не дало. Сейчас да, они все хотят со мной дружить и играть, но в то время я никому не был интересен. Вот так я шел к своей мечте. Конечно, мне пока далеко до Слэша, но я работаю над этим!

Фитти, я хочу показать тебе кое-что - это оригинальная футболка из совместного тура Ария/U.D.O. 2001 года, я храню ее до сих пор.

FW: Ух ты! Помню-помню т
акие майки.

Уже 16 лет прошло с тех пор, но ты знаешь, те гастроли надолго запомнились всем в России и были очень важны не только для фэнов, но и для российских медиа - хэви-металлическая музыка была поднята из андерграунда на новый уровень.

FW: Я хорошо помню те времена. Это был настоящий звездный час - мы играли с Арией на больших аренах, в каждом городе нас снимало местное ТВ, Удо записал вокал на русском языке к песне Арии, это все незабываемо. К тому же, именно после наших российских гастролей большое количество западных команд стало приезжать к вам, т.е. во многом мы пробили для них тропинку.

Поверь мне, сегодня вечером ты увидишь многих людей, посещавших те самые шоу 16-летней давности. Огромное спасибо за беседу и отличного концерта!

FW: Спасибо тебе! Мы вас всех любим!

Беседовали: Филипп Дегтярев (Фитти Вейнхольд) и Ирина The Sinner Иванова (Билл Хадсон)
Благодарим The Motley Concerts и ITM Agency за помощь в организации интервью.


14 дек 2017
the End


КомментарииСкрыть/показать 1 )



просмотров: 8665




/\\Вверх
Delain Рейтинг@Mail.ru

1997-2018 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом