Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
register




Интервью
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Imperial Age


Выключите солнце

Prologue
В конце января мы встретились с Аором, чтобы поговорить о его новом музыкальном проекте под названием Imperial Age. Говорили много, долго и все это снимали на камеру. Но так складывались обстоятельства, что видео никак не могло увидеть свет. Наконец-то пришло время показать вам то, что у нас получилось.
Приветствую вас! Меня зовут Вероника «Дочь Волков» и сегодня специально для портала Darkside.ru мы поговорим с Аором – лидером группы Imperial Age. Imperial Age – это новый русский sympho metal проект, недавно появившийся на нашей сцене. В записи дебютного альбома приняли участие музыканты из ведущих metal групп, таких как: Catharsis, Демоны Гильотины (Demons of Guillotine), Stigmatic Chorus, Аркона и многие другие.

Здравствуй, Аор.


Здравствуй, Ника.

Наверное, начнем сразу с главного вопроса: расскажи немножечко о концепции дебютного альбома. Почему именно sympho metal?

Я считаю, что из имеющихся жанров музыки симфонический метал – это самый помпезный, самый мощный жанр. Самый пафосный в хорошем смысле слова. И именно сочетание оркестра, хора и heavy metal’а дает возможность создать максимально мощную музыку, максимально торжественную музыку, а это именно то, что я как раз и хочу сделать. Поэтому симфонический метал.



Я так поняла, что идея самого проекта, судя по превьюшкам, по информации, которая давалась в интернете, имеет какой-то эзотерический подтекст, правильно?

Ну, конечно, есть эзотерический подтекст. Даже я бы сказал, не эзотерический подтекст, а эзотерическая идейная линия. Можно сказать, что весь альбом записан на эзотерическую тематику.

А можно поподробнее? Все-таки эзотерика – понятие весьма обширное и разностороннее. Какое именно направление для Imperial Age выбрал ты? Что ты хотел донести до своего слушателя? Какую идею?

Прежде всего, я хотел донести идею развития. То есть идею того, что в каждом человеке заложен совершенно колоссальный потенциал и проблема большинства людей заключается в том, что они его не используют. Человек реально способен на очень и очень многое, а большинство людей, не только не задумывается на эту тему, не только не верят в это – они даже не пытаются как-то копать и исследовать, что они могут, а что они не могут. Конечно, на все это смотреть довольно больно, и, скажем так, мое творчество создано, прежде всего, для тех, кто так или иначе чего-то ищет и хочет найти, и хочет во всех отношениях улучшить свое существование.

И кто из мыслителей или каких-то деятелей совре
менности (или прошлого) натолкнул тебя на идею создания именно этого проекта?


Наверное, никто меня специально не наталкивал: идея пришла ко мне достаточно самостоятельно. Но, конечно, можно выделить достаточно большое количество ориентиров – тех, кого я считаю не то, чтобы своими учителями, но те, на кого я так или иначе ориентируюсь и те, кого я уважаю и те, чьи идеи я нахожу для себя правильными.

Назови хотя бы пару имен.

Из музыки или из идейной составляющей?

И из музыки, и из идейной составляющей.

Ну, если говорить о музыке, то это, конечно, весь мировой симфонический метал. Прежде всего, для меня это Nightwish, Rhapsody и Therion. У нас все говорят, что симфонический метал это Therion: да, это Therion, но у меня скорее больше найтвишевского разлива. Потому что у Therion все-таки немножко другая музыка – он более спокойный, более медленный, более размеренный, там меньше оркестра и больше хора. У меня много хора, но еще больше оркестра и еще больше металла - быстрых, power’ных частей. Поэтому я считаю, что я ближе к Nightwish и Rhapsody.
Если говорить про идейную сторону дела, то существует наследие древних цивилизаций. Которые совершенно доисторические, современная наука их не признает, но, тем не менее… это, прежде всего, Гиперборея и Атлантида. Наследие этих цивилизаций обгоняет по уровню знаний то, что у нас сейчас есть на много тысяч лет, это сохранилось, так или иначе. Именно на этих идеях и основана идейная часть Imperial Age: так или иначе, все корни растут вот туда. Мне интересны обе традиции, я изучаю их и, соответственно, на них и основываю свое творчество.

Расскажи немного о концепции альбома: о том, что ты хотел донести, какую именно тему затрагиваешь? Название достаточно оригинальное: «Turn The Sun Off» - что именно оно означает?

«Turn The Sun Off» переводится как «Выключите солнце». Если посмотреть на обложку, то видно, что некая женщина с рогами и клыками тушит об язык солнце: там у нее есть сигарета, а кончик – это солнце.
Эта обложка символизирует то, что есть некие силы во Вселенной, которым наш мир – это «потушил - и нету». А, собственно, сама обложка и заглавная песня альбома описывает в метафорической форме то, что произойдет с нашим миром вообще, и с каждым из нас - в отдельности, если все будет продолжаться так, как оно продолжается сейчас.
Это касается и всей нашей
цивилизации вообще, которая радостно, как я считаю, идет к своей погибели, и каждого конкретного человека. Потому что человек сейчас в своей массе совершенно оторван от своего предназначения. Абсолютно оторван от того, кем он может быть и кем он должен быть – именно поэтому люди так много болеют, так рано умирают и, в общем, особо ничего в жизни не делают. Соответственно, если продолжать жить таким вот образом, случится локально то, что изображено на обложке: просто придут и выключат.
Прежде всего, именно это я хотел донести: именно идею развития и идею самосовершенствования, работы над собой и усиления своих возможностей. Как для каждого конкретного человека в отдельности, так и для всех вместе.

Проект Imperial Age – это проект одного человека или все-таки это музыкальный коллектив?

Еще бы месяц назад я бы ответил однозначно, что это проект одного человека. Но последнее время у нас такое количество движухи происходит в проекте и такое количество людей к этому так или иначе подключаются, что я уже не могу сказать, что Imperial Age – это проект одного человека. Я просто как-то сел и попытался настроиться на саму структуру Imperial Age: кто в нее входит, где это происходит, как… И я вижу, что реально создается некий такой организм, и я в этом организме далеко не один.

То есть у нас все музыканты сессионные, но, тем не менее, чувствуется, что не совсем, скажем так. И большое количество людей участвует во всяких разных вещах, связанных с Imperial Age и, так или иначе, происходит энергообмен. Я могу уже сказать, что не могу говорить здесь «Я» - я должен говорить «Мы», потому что очень многое делаю не я. То есть, я, конечно, всем этим управляю и руковожу, но очень многое делаю не я, и очень много людей реально отдает свою душу и энергию на это дело. Поэтому я говорю не «Я», а «Мы», хотя изначально я говорил «Я».

И кого из этих людей ты можешь выделить, как сделавших действительно многое для проекта?

Ну, прежде всего это, конечно же, Дима Бельф, который является одновременно гитаристом и менеджером Imperial Age. Его вклад совершенно колоссален. Большая часть не музыкальной части Imperial Age, включая клипы и так далее – все, что нужно было сделать для обеспечения этого, большую часть сделал он. Без него бы оно не получилось в том виде, в котором оно есть. Поэтому, безусловно, первое спасибо ему.

Второе спасибо я бы сказал бы нашему оператору – Алексу FF, кот
орый нас, кстати, сейчас снимает, за то колоссальное количество сил и энергии, которые он вложил в съемки клипов и интервью, и всего подряд. Тоже человек отдал огромное количество своей энергии в это дело, вложил душу и это то, что я очень и очень ценю. Это такие вещи, которые за деньги не купишь. Можно человека нанять на какую-то работу, но он может выполнять эту работу совершенно по-разному. Вот если человек начинает вкладывать душу – это уже совсем другой разговор начинается.

Насколько сложно было работать с таким большим количеством людей во время записи, съемок клипов?

Очень сложно, реально. Потому что в Imperial Age постоянно есть две проблемы, которые совершенно перманентные. Проблема первая называется «кто-то тормозит». Допустим, даешь заказ кому-нибудь. Допустим, дизайнеру, а он тормозит: у него там работа, он заболел, у него еще что-нибудь. Это первая проблема.
Проблема вторая: «нет денег». То есть, у меня в данный момент нет денег на то, чтобы реализовать что-то. Соответственно, все стоит, пока я эти деньги не найду.

Проблема вся заключается в том, что эти две проблемы чередуются. Если есть деньги, то кто-нибудь обязательно подтормаживает. Если никто не тормозит, нет денег. А когда приходится организовывать на съемки до семидесяти человек, то, естественно, сделать так, чтобы никто не тормозил… Допустим, деньги есть. Но, опять же, сразу появляются какие-нибудь внештатные расходы и надо сделать так, чтобы никто из 70 человек не тормозил, и все произошло так, как надо – это, конечно, совершенно титанический труд. Мы с Бельфом это организовывали долго и упорно: нельзя сказать, что без косяков, но я считаю, что организация была на достаточно высоком уровне.

Сейчас, конечно, народу меньше, но сейчас основная проблема… ну, не проблема – мы ее уже решили… но основные сложности возникают с организацией концерта. У нас на сцене двадцать один человек, а для того, чтобы это все хорошо подзвучить, надо тащить совершенно кучу разной аппаратуры. Все эти двадцать один человек - их надо сорганизовать, аппаратуру надо притащить… в общем, организация процесса, как обычно. Но я надеюсь, что мы со всем этим справимся по причине того, что мы справлялись и с более сложными вещами, и мы просто должны это сделать.

Кстати, на счет сложных вещей: с какими трудностями вы столкнулись во время записи альбома?

На самом деле, надо сказать, что во время записи альбома, как н
и странно, трудностей было крайне мало. Там достаточно просто было сорганизовать людей, потому что они приходили по одному. И, наверное, самая большая трудность при записи была год назад, когда после Нового Года мы пытались записать волынку, и все студии в Москве были в каком-то совершенно феерическом запое за исключением одной – Аркаши (Аркадий Навахо «Navahohut Studios» - прим.). Но у Аркаши все было забито. В итоге Аркаша нашел место, и мы таки все записали. Наверное, это была самая большая трудность.

Но опять же, хотелось бы, чтобы было больше времени. Потому что, когда ты вынужден не только заниматься музыкой, но и зарабатывать деньги и так далее то, конечно, на это все уходит куда больше времени, чем могло бы. Но я бы не сказал, что запись вызвала какие-то особые трудности.

Наверняка у тебя есть какие-то любимые песни?

Любимые песни… ну, самая моя любимая песня – это заглавная песня «Turn The Sun Off». На самом деле, в ней представлено все, что есть в Imperial Age: можно послушать только ее одну и больше ничего не слушать – там есть все. А дальше – это « Wings Of Your Heart» и «Anthem Of Valour», которые идут, собственно, первыми песнями. А так же, наверное, еще «Battle Heart» и, наверное, «Death Guard». Самые такие боевые песни.
Но при этом мне нравится все: если бы мне что-то не нравилось, то этого бы на альбоме не было. Поэтому, так или иначе, мне нравится все.

Насколько изменилась наша отечественная сцена за последние несколько лет, по-твоему?

Она стала шире и глубже (смеется – прим.)

Отвечай (смеется – прим.)

На что?

Насколько она стала шире и глубже (смеется – прим.)

На 5мм в каждую сторону (смеется – прим.)

Я могу сказать, что за последние несколько лет наша сцена не изменилась никак: как была на ней одна группа, с моей точки зрения, так она и есть. Почему я говорю, что одна? Многие со мной, конечно, не согласятся, начнут кидаться всякими предметами, но я считаю, что группы надо мерить по их международному успеху.
Это моя точка зрения, я ее никому не навязываю, но, тем не менее, для меня группа существует реально, если она востребована не только в какой-то отдельно взятой стране. То есть, если она не является локальной, если она является международной. Потому что это разные уровни. Даже маленькая группа, но международная, с моей точк
и зрения, круче, чем большая, но локальная.

Соответственно, такая группа в России одна: называется Аркона. Других таких групп у нас нет. Я пытаюсь создать такую группу номер два. Получится у меня или нет, покажет время.

Соответственно, в этом плане у нас ничего не изменилось. У нас по-прежнему нет своих Металлик, у нас по-прежнему нет своих Раммштайнов, Скорпионов, Систем Оф А Даунов, Слипкнотов, Айрэн Мэйденов, Оззи Осборнов и прочих, прочих, прочих. То есть, наша сцена по-прежнему носит чисто локальный характер.
Я вижу нашу общую задачу, и об этом я, кстати, сейчас пишу книгу. Я вижу нашу общую задачу в том, что бы как-то эту ситуацию изменить. Чтобы выводить наши группы на международный уровень. Для этого требуется очень большое количество ресурсов и энергии: ну, пытаемся их от куда-то взять.

Ты пишешь книгу? А поподробнее? О чем?

Да, я пишу книгу. Я еще до конца не придумал, как ее называть: рабочее название было «Почему русский метал в жопе и как нам из нее вылезти», но я заметил, что народ на это название реагирует неадекватно, начинает обижаться. Они считают, что я хочу обосрать российские группы и доказать, почему они говно, что совершенно не соответствует действительности. На самом деле, я хочу именно в этой книжке выразить свою точку зрения на тему того, почему именно у нас нет своих Металлик, Раммштайнов и так далее. То есть, почему в России нету ни одной по-настоящему большой, интернациональной группы. И в этой книге я хочу изложить свою точку зрения на то, как такой международной группой можно стать и как такие группы создавать.

Резонный вопрос может возникнуть: кто я такой, чтобы такие мысли толкать, сам еще этого не добившись? Тем не менее, все, что в этой книге написано, я все это делаю в Imperial Age и за тот месяц, который вышел наш альбом, уже все, что происходит, все подтверждает мою правоту. И это не то, что я от куда-то взял, это то, что я знал с самого начала, то, в чем я не сомневаюсь и, опять же, как и с моим творчеством, я никому ничего не навязываю. То есть, если не согласен – ну и пожалуйста, мне пофигу.

Но я уже заранее предвижу, какое количество какашек в меня за это полетит. Но, тем не менее, я все-таки рассчитываю, что кому-то это может оказать пользу. И если хотя бы одна какая-то группа, кроме Imperial Age это реально воплотит – то, что я там пишу – то я уже буду считать свой труд не напрасным. Так что, посмотрим, что из этого выйдет.

Ты сегодня уже озвучил мысль о том, что во время живых ваших выступлений - проекта Imperial Age - будет задействовано около двадцати с лишним человек на сцене. Расскажи, как ты это себе представляешь? На каких площадках это будет происходить? Как будут обстоять дела с выездами в другие города? В каком составе это все будет происходить?

Значит смотри, что у нас есть на данный момент: на данный момент у нас есть концерт в Москве в Рок Хаусе, который будет седьмого апреля. Там у нас действительно будет двадцать один человек на сцене. То есть это будет нас пятеро музыкантов, плюс восемь человек хора, восемь человек оркестр. Мы завозим специальную аппаратуру в клуб, там будут работать очень профессиональные звукачи в количестве двух человек и, в общем, все должно быть хорошо. Сцена там большая, собственно, поэтому мы этот клуб и выбрали: все позволяет сделать, как надо.

По финансовым соображениям таскать такую толпу с собой – это на грани фантастики. И не только по финансовым: питерский организатор был готов реально все это тащить в Питер за свой счет, за что я ему очень благодарен, но в Питере у нас есть возможность только сейчас выступить в клубе Арктика. В клубе Арктика сцена маленькая, соответственно, там будет все тоже самое - без оркестра. То есть будем мы и хор. При этом звучание будет такое же, как на альбоме, по причине того, что в группе еще есть клавиши.

Что касается туров, то, конечно, это зависит от организаторов, но по туру мы, скорее всего, будем ездить либо впятером, либо с небольшим количеством хора. Как у Therion: у них на сцене четыре вокалиста и этого вполне достаточно. Скорее всего, мы реализуем для туров примерно что-то вот такое вот.

Для каких-то крупных концертов, если они будут, мы можем сделать и так, и так. У нас есть возможность от пяти до двадцати одного человека на сцене, при этом звучать это все будет хорошо, потому что какую-то часть оркестра, естественно, придется пустить фанерой. Но это нормально, так все делают: так делают и Nightwish, и Within Temptation, и те же Therion, и Rhapsody – это нормальная практика. Возить с собой симфонический оркестр мы пока не можем.

Многие группы, что наши отечественные, что западные, сейчас делают большое ударение в своих живых выступлениях на шоу-программу. То есть, это, и как выступающие гоу-гоу танцоры, и фаер, и…

Танцоры? Гоу-гоу танцоры – это мощно. Надо будет посмотреть. (смеетс
я – прим.)

Так вот: какое у вас отношение к этому?

К гоу-гоу танцорам? Отрицательное (смеется – прим.)

И к шоу-программе в принципе. Планируете ли вы?

Ну, любой концерт – это шоу, в любом случае. Конечно, у нас какие-то элементы шоу будут. Но не Элис Купер прямо, но какие-то элементы шоу по-любому будут. Хотя для нас самое главное – это музыка и атмосфера. Для того, чтобы создать правильную атмосферу, нужен элемент шоу. Но стриптизерш на сцене у нас не будет, потому что немножко не наша тема.

Не откроете завесу тайны, что именно, хотя бы примерно, стоит ждать от проекта Imperial Age в этом плане?

В этом плане от проекта Imperial Age стоит ждать максимально качественного живого выступления, которое только можно сделать. То есть вот в этом наша цель: максимально качественные подзвучки, максимально качественные картинки, максимально качественного выхода.

Недавно в ротацию вышел ваш дебютный клип и вызвал, в общем-то, очень активный резонанс среди зрителей и вообще посетителей сети интернет. Что ты можешь сказать по этому поводу? Есть даже мнение, что это стеб, стебный клип. И вообще, о чем клип? Расскажи немножечко.

Сейчас у нас 23 число (23 января 2013года – прим.), клип вышел 5 января. Двадцать три минус пять будет восемнадцать – у меня с математикой хорошо (смеется – прим.). Это почти три недели. За почти три недели его увидело почти восемь тысяч человек. Почти восемь тысяч просмотров на YouTube, двести лайков, сто дислайков. О чем это нам может сказать? Это нам может сказать о том, что клип, безусловно, попал в цель: то есть, он заимел вирусный эффект. Народ его, так или иначе, друг другу показывает – это первый плюс.

Второй плюс: это такой клип, который тебе либо нравится, либо не нравится. Каких-то средних мнений здесь нету. Либо народ говорит: «Блин, офигенно круто! Молодцы!», либо говорит: «Полное говно, параша и отстой», - это как раз то, что нам надо. То есть на раннем этапе развития проекта основная задача – это пустить вирус. То есть сделать так, чтобы люди тиражировали друг другу наши материалы и рассказывали друг другу о том, что материалы Imperial Age есть.
Соответственно, далее будут отсеиваться те, кому не нравится, а те, кому нравится, останутся с нами – в этом задача, это, так сказать, самое главное на первом этапе развития проекта.

Опять
же, когда я этот клип делал, мне многие говорили, что этот сюжет пихать в музыку не надо, потому что он контрастирует с музыкой. Дескать, музыка такая вся из себя пафосная, а сюжет совершенно обыденный и похож на Санта-Барбару. Я с этим категорически не согласен, по какой причине: во-первых, сюжет не обыденный, просто люди, которые считают его обыденным, они не поняли, о чем клип. Таких людей довольно много: это, я считаю, мой косяк по причине того, что я не сообразил, что, возможно, это будет понято как-то неправильно.

Но, тем не менее, все сделано правильно: если бы мы этого сюжета в клип бы не включили, то это был бы просто клип. Просто качественный клип. Естественно, кому-то бы понравилось, кому-то бы не понравилось, но не было бы такого резонанса большого. Так как мы этот сюжет включили, сразу нашлись люди, которым это дико понравилось, сразу нашлись люди, которым это дико не понравилось, и началась вот эта вот движуха вся: то, что нам и надо как раз, то, что привлекает к нам внимание.

То есть, в общем-то, того, чего вы ожидали, вы получили от этого клипа? Но все-таки о чем он?

Подожди. Как я говорю, я ничего не ожидаю. Это важный момент: когда человек чего-то ожидает, он может быть разочарован, когда человек ничего не ожидает, он не может быть разочарован. То есть я не ожидаю ничего, я просто делаю, что должен и будь, что будет. Вот это вот очень важный момент.

Ну и все-таки расскажи нам, о чем этот клип?

Данный клип, несмотря на то, что многие посчитали его стебным, таковым не является. Данный клип показывает переход человека в касту воинов. Точнее не столько переход, потому что он в этой касте уже был: он по какой-то причине оттуда выкатился и вкатился обратно. То есть это клип о том, о чем я говорю: о том, чтобы найти внутри себя силы сделать то, что при нормальных обстоятельствах человек бы не сделал.

Опять же, этот клип абсолютно серьезный, потому что мне многие говорят: «Ну, в реально жизни такое невозможно». В реальной жизни такое не просто возможно, а в реальной жизни такое нужно и совершенно необходимо. Человек, который работает каждый день с девяти до шести – это человек, ну так, частично, по причине того, что у него больше ни на что другое времени не остается. У него не остается времени и сил на самое главное: на саморазвитие, на развитие себя. Вот у него от рождения есть какое-то количество энергии, а дальше он ее только тратит. Он ее не
набирает, потому что у него на это нет ни времени, ни сил. Так вот, клип этот о том, чтобы вырваться из этого, вырваться из этой серости, из этих серых будней.

Клип о героизме, на самом деле. Многие говорят, что под такую музыку надо снимать «Властелина колец». Я не против – дайте денег. Но можно снимать не только «Властелина колец», и моя задача как раз была показать, что героизм, сила духа, сила воли, она не где-то там вот – в Средиземьи и не где-то в «Звездных войнах», и не где-то в фильме, где пафосные рыцари с мечами бегают. Она может быть здесь, каждый день: вот в вашем сраном подъезде, в вашем сраном офисе, где угодно – героем можно быть везде. И сила духа – она вот здесь вот (в ваших руках – прим.).
Потому что многие смотрят какие-то фильмы, играют в какие-то игрушки и там они герои. А в реальной жизни они говно без палочки. Так вот я пытаюсь показать, что можно реально воспитывать в себе силу духа здесь и сейчас, и как это делать.

Кому-то это кажется смешно. Смешно это кажется двум категориям людей. Первая категория людей: это те, у кого эти качества уже изначально есть и они думают, что они должны быть у всех. Им смешно, хотя не всем. Вторая категория, которые ржут над этим громче всех: это те люди, которые узнали в главном герое клипа поначалу себя, но которые от туда выйти не могут. Естественно, они ржут – это у них такая защитная реакция. Потому что они видят, что они от него в общем мало чем отличаются, но для того, чтобы это признать, требуется большое количество силы духа и, если бы у них эта сила духа была – признать это – они бы уже не были бы тем, кто они есть.

Поэтому то, как этот клип снят – это абсолютно правильно, он абсолютно на своем месте и так и должно быть. А то, что очень многим это не понравилось, это показатель того, что я попал прямо в яблочко. И такой вот ажиотаж, который возник вокруг него, тоже показатель, что я ударил ровненько по больному месту и это очень правильно и очень хорошо. Я согласен с тем, что под такую музыку надо снимать более пафосные, масштабные вещи: мы их снимать тоже будем, но, естественно, не «Властелина колец», попроще, но будем. Но я хочу, чтобы моя мысль была донесена совершенно четко: что героизм и сила духа, они есть не только в каких-то вымышленных мирах – они есть, могут и должны быть здесь, в повседневной нашей жизни. Потому что люди очень часто лезут в какие-то фильмы, в какую-то музыку, еще куда-то для того, чтобы получить там то, чего у них нету в реальной жизни. В пси
хологии это называется эскапизм, от английского слова «escape» - «от куда-то смотаться» (вольный перевод – прим.). Они пытаются абстрагироваться от реальности, которая серая и говняная и найти какую-то виртуальную реальность, где у них все хорошо и они герои. Так вот, героем надо быть здесь и сейчас.

Насколько я знаю, вы уже отсняли материал еще на два клипа и в ближайшее время, ну, относительно ближайшее, они тоже выйдут в сеть, в мир. Что нам стоит ждать от этих клипов? Так, хотя бы чуть-чуть расскажи.

Ну, опять же, ждать ничего не надо: само упадет (улыбается – прим.). Что там будет? Следующий клип у нас на песню «Anthem Of Valour», которая полюбилась всем больше всех, что и логично, потому что это самая поздняя песня на альбоме. Она написана позже всех и у меня каждая следующая песня лучше, чем предыдущая: соответственно «Anthem Of Valour» - самая последняя и самая хорошая.

Потом будет клип на песню «Time Of Virginity», потому что это единственная баллада на альбоме и на нее мы сняли клип еще в 2009 году. Да, то, что снято еще в 2009 году, оно будет использовано вот в этом клипе.
Сюжет в стиле Санта-Барбары в «Anthem Of Valour» уже не будет. Что будет – увидите. Будет более серьезно, конечно, но, примерно, на ту же тему: о силе духа, о воинских всяких вещах и так далее. Потому что «Anthem Of Valour» - это гимн доблести, гимн мужеству, соответственно, это воинская песнь, там будет про воинов.

И какие у проекта планы на ближайший год, помимо выпуска клипов, уже отснятых и выступления в Рок Хаусе и Питере?

Во-первых, мы планируем тур после выступлений в Москве и Питере. Пока никаких подробностей, потому что мы его пока только планируем, но тур будет. Это раз. По каким городам, не знаю. Не знаю ничего, кроме того, что он будет.
Дальше, у нас сейчас основная задача заключается в раскрутке на европейскую и американскую аудиторию. То есть мы по-хорошему рекламу и пиар еще не начинали даже. В России мы ее делали чуть-чуть больше, но тоже по-хорошему еще не начинали, а на Запад мы не делали вообще ничего. Соответственно, сейчас у нас задача решается с распространением материала по зарубежным журналам, изданиям и наша цель заключается в том, чтобы начать турить по Европе хотя бы для начала. Вот такие планы и вот то, что мы сейчас будет активнее всего делать.

Месяц назад вы выпустили альбом в продажу. Ну и как продается? Хорошо?

Я не знаю, хорошо или плохо: смотря с кем сравнивать. Если сравнивать с Nightwish, которые в первый день продали на платиновый диск, то плохо. Если сравнивать с тем, как у нас в основном группы продают альбом, то хорошо. За первый месяц у нас продано более трехсот дисков: при этом надо учесть, что двести с хреном из них – на Запад. Я оцениваю это, как хорошо. Почему? Потому что эта цифра будет только расти. Почему она будет расти? Потому что рекламу и пиар мы еще делать толком не начали.

Как ты сам оцениваешь свое творчество?

Я свое творчество никак не оцениваю. Я ничего непосредственно нового в музыке не создаю и не пытаюсь. Я просто пытаюсь качественно сделать уже то, что является классикой.

Спасибо, что уделил нам время. Было очень интересно с тобой побеседовать. И я напоминаю, что это был Аор – лидер группы Imperial Age специально для сайта Darkside.ru

Интервью: Вероника «Дочь Волков»
22 мар 2013
the End


КомментарииСкрыть/показать 17 )



просмотров: 446




/\\Вверх
Draconian Рейтинг@Mail.ru

1997-2018 © Russian Darkside e-Zine.4,2582249641418    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом